Античность и железо древнего мира

Железо античности
История развития художественной ковки
9 февраля 2014
Студия ковки Тангар
ООО Тангар с кованой продукцией из металла на выставке
9 февраля 2014
металл античности

Когда я перебрал все, что покоряется изобретательно­сти духа,
творчески преобразующего природу, я с удивлением прихожу к мысли,
что почти ничего нельзя получить без огня…

Гай Плиний Старший, погибший в 79 г. при изверже­нии Везувия

Слова римлянина, который изучал творения человеческих рук, мастерство гениев давно ушедшего античного мира с позиций своей эпохи, часто цитируют, так как находят в них документальную информацию о величии некоторых памятников древнегреческой и древнеримской культуры. В качестве свидетелей этой культуры используют Павсания, Плиния Старшего, Геродота или еще более древнего — Гомера. В своих трудах они указывают на величие античной культуры не только в областях высокого искусства — архитектуре, ваяния, живописи, — но и в области художе­ственных ремесел. Отрадно отметить высокую оценку художественной обработки металлов в античном мире, который в иерархии олим­пийских богов высоко ставил именно покро­вителя кузнецов Гефеста.

Он был прямым сыном высшего из высших, самого главного бога Зевса и его жены Геры. Бог огня и художественного ремесла, осуществляемого с по­мощью огня, был уважаем в олимпийском обществе не только потому, что себе и некоторым другим богам создал на Олимпе дворцы из металла, но и потому, что был художником и мастером кузнецом высочайшего уровня, удивительным творениям которого Гомер посвятил много строф своей Илиады — библии древнегреческой аристократии. Самым возвышенным слогом он учил греческую знать относиться с преклонением и почтением к творениям кузнецов, достойным восхищения.

Железо, впрочем, является материалом, который легко подвергается воздействию атмосферы, поэтому изделия греческих кузнецов не сохранились в таком состоянии и качестве, чтобы их можно было оценить с формальных позиций. Остается собрать наиболее знаменитые находки и предположить, что превосходная обработка более благородных металлов — бронзы, серебра, золота, лучше противостоящих разрушению, — имела свое отражение и в искусной обработке железа.

Время, которое изобразил Гомер в своем произведении, историография прошлого века считала первой ступенью человеческой цивилизации, однако с начала нашего столетия все чаще появляются открытия, свидетельствующие о более и более ранних следах обработки железа. Сегодня можно точно сказать, что на территории Греции и Малой Азии производство железа получило развитие приблизительно между XII и XI вв. до нашей эры. Первые железные предметы были извлечены из могилы миносского периода в Файсте на острове Крит. Наряду с этим на полуострове Пелопоннес в местечках Каковатос, Вафио и Асин были найдены железные перстни, отнесенные к XV- XIV вв. до нашей эры. В Сирии, Израиле и Иордании были найдены железные браслеты, кинжалы и перстни, относящиеся ко II тысячелетию до нашей эры.

Поэтому в поисках первых следов обработанного железа можно вполне шагнуть еще на несколько столетий вглубь прошлого. Редко и разнозненно предметы из железа обнаруживают и в остатках культуры Месопотамии на территории нынешних Ирана и Сирии. Эти предметы датируются III тысячелетием до нашей эры, т.е. эпохой, когда наибольшее распространение имели изделия из бронзы и меди. Поэтому можно предполагать, что еще в то время люди научились выплавлять железо. Однако даже результаты последних исследований не позволяют точно определить место первых попыток обработки железа. Можно лишь сказать, что первые следы ведут в юго-восточную часть Средней Азии.

Первые предметы из железа, будь они метеоритного или земного происхождения, всегда ценили очень высоко и хранили в храмах среди наиболее дорогих сокровищ или помещали в могилы могущественных правителей. Одной из наиболее древних находок является, например, железный кинжал царя Мешкаламшара из древнего Уру, относящийся к середине III тысячелетия до нашей эры и найденный среди золотых кубков, украшений, музыкальных инструментов и отдельных деталей золотых доспехов.

Аналогичный железный кинжал, найденный в Турции, в местечке Алака Гёйюк , относится приблизительно к той же эпохе. В знаменитой гробнице фараона Тутанхамона, недалеко от Хеба, в Верхнем Египте, был обнаружен железный кинжал среди изделий из драго­ценных металлов, представляющих часть со­кровищ фараона. Однако эта находка была датирована значительно более поздним пери­одом — приблизительно первой половиной XIV в. До нашей эры, а материал кинжала оказался метеоритного происхождения. В этой гробнице обнаружены также мелкие железные аму­леты и 16 железных долот с прямыми и скошенными лезвиями.

К тому же или, возможно, несколько более раннему периоду относится культовый топо­рик из храма Угаритна сирийском побережье. Эта находка также была предметом дискуссии специалистов, касающейся того, была ли она изготовлена из метеоритного или земного самородного железа.
Изделия, относящиеся к началу и середине бронзового века, находят уже не только в отдаленных районах, но и в слоях земли Центральной Европы. В районе Форвольде (северо-западная Германия), в богатом захоронении был найден железный перстень; из­вестна железная пластинка из могилы вблизи Авейрона (Франция), железная булавка бы­ла найдена в богатой могиле в Седдине недалеко от Стендаля на Эльбе (восточная Германия). Недавние раскопки в Чехословакии также принесли важные открытия, в частности рукоять кин­жала, найденную в Гановцах (Северная Сло­вакия).
Эти несколько примеров исторических находок могут убедить в том, что железо вна­чале считалось драгоценным металлом, который очень рано начали обрабатывать. Разу­меется, в то время это было исключительно редкое ремесло; отсюда, по-видимому, брало свое начало обожествление кузнеца Гефеста в греческой мифологии.

Где-то на рубеже XII и XI столетий до н. э. выработка железа начала существенно раз­виваться в ближневосточном и южноевропейском регионах, особенно в греческих обла­стях. Появляются первые железные орудия труда — мотыги, серпы, а также первое же­лезное оружие — мечи и копья. Это было вызвано постоянно растущими потребностями в орудиях труда и постепенным истощением доступных залежей медных руд. Изделия из бронзы производили преимущественно способом литья, который позволял получать изде­лия нужной формы. Однако для обработки железа нужен был совершенно иной способ. Появления литья железа человечеству пришлось ожидать еще много веков, и единствен­ным способом обработки железа была ковка. Но еще много времени прошло, прежде чем кузнечное ремесло выработало собственную морфологию — собственное художественное выражение. Первые железные предметы имели форму, подобную литым изделиям из бронзы. И только по мере накопления опыта в практику ковки кузнецы постепенно начали вводить новые приемы деформирования железа. К этому переходному периоду относится так называемая хальшаттская культура. Такое название связано с тем, что основные находки, отнесенные к этой культуре, были сосредоточены в районе Хальштатта (Австрия). Находки датируются приблизительно второй половиной I тысячелетия до нашей эры. Влияние формы бронзового литья проявляется еще у большинства хальштаттских ножей, топоров, мечей и копий. Однако к концу этого периода техника художественной ковки железа уже получила более широкое распространение.

Пока Средняя Европа переживала хальштаттский период, который считается первым периодом железного века, античный мир отмечал могучий расцвет искусства, развитие торговли и ремесел. Зрелая цивилизация, в которой уже был разрушен родовой строй и связанное с ним примитивное производство, могла также освоить технически более сложную обработку металлов. Ко временам Геракла относятся первые сведения о закалке стали и о двух способах обработки металлов — ковке и литье. Разумеется, второй способ обработки относился прежде всего к подходящим для этого металлам, т.е. золоту, серебру и бронзе. Тем не менее при описании старых способов обработки железа уже был известен процесс закалки — в воде, в крови либо в бараньем сале.
Этруски — этнические соседи древних греков на Апеннинском полуострове, изученные пока еще спорадически, помещали, подобно грекам, на одно из самых значительных мест в иерархии богов своей мифологии Вулкана — бога огня и кузнечного ремесла. Этот факт убедительно доказывает справедливость предположения о близости уровней развития обработки металлов, в том числе и железа, особенно если наряду с этим принять во внимание высокий уровень техники литья металлов и мастерски выполненные произведения искусства, прежде всего из бронзы. Однако в тех областях залежи железной руды были редкими. Ее в основном надо было ввозить. В связи с возраставшей потребностью в оружии и предметах труда железная руда действительно принадлежала, говоря современным языком, к стратегическому сырью.

Основными участниками многих событий общественной и культурной жизни народов того времени, живших в центральной Европе, включая период развитой античной цивилизации, были кельты. Они особенно преуспевали в ремеслах, в том числе в искусной обработке железа. Этот могущественный народ на рубеже середины первого тысячелетия до н. э. как раз начал расселяться в большей части Европы и распространился в пределах современных границ восточной Франции, Швейцарии, Баварии и, вероятно, части Чехии.

В хальштаттский период кузнечное ремесло и обработка железа начали распространяться пока еще слабо, однако в следующий латенский период, названный так по находкам в Ла Тене, стали появляться уже значительно более совершенные кованые изделия. В то время, как хальштаттские кузнецы только осваивали ковку в нагретом состоянии (применяя в большинстве случаев для ковки железа технику резких чеканящих ударов, привычную со времен бронзы), латенский кузнец уже умел отлично проковать железо в нагретом состоянии и начал осваивать основы пластической деформации в новом понимании. Этих знаний требовало от него состояние уплотненного кричного полуфабриката, который поступал в виде прутков или дисков и был предметом торговли, а в ряде случаев (у британских кельтов) даже средством платежа.

Известны также попытки некоторого укра­шения материала — насечка поверхности, рассеивание по поверхности ямок и точек или декоративное скручивание с целью упрочне­ния материала, работающего на растяжение, например при изготовлении так называемых цепных поясов(найдена часть такого пояса в Кобыльнице на Мораве). Еще один пример изумительных кельтских изделий — козлы для очага, вертикальные стержни которых обычно заканчиваются стилизованной звери­ной головой. Они встречаются среди находок не только в Германии и Англии, но также и в Чехии (в Страконицах и Горжавицах). Редким примером истинного кузнечного ис­кусства является находка из Кэйпел Гэрмона (Уэлс).

Великолепные петли с крюками и цепями для подвешивания котлов также принадле­жат к находкам, дошедшим к нам от кельтов и доказывающим исключительно высокие способности и сноровку этого народа в куз­нечном деле. Две такие петли найдены в Че­хии: одна — у Старого Колина, другая — в Пршерове над Лабом. Еще несколько было обнаружено в Ла Тене и других местах. Сре­ди находок латенской культуры больше всего оружия — мечи, ножи, стрелы, а также раз­нообразные топоры, тяпки, косы, лопаты и пилки.

По предметам, сопровождающим эти на­ходки, а также по самим находкам можно судить, что в хальштаттский и ранний латенский периоды кузнецы в большинстве своем были одновременно и металлургами и чекан­щиками, а при случае — и литейщиками. Вероятно среди них были и странствующие ремесленники, которые в местах, куда они попадали, делали по заказам различные предметы, а иногда в пути ими торговали. В поздний латенский период, когда выросло много кельтских укрепленных поселений, ко­торые римляне называли оппидами,под крепостными стенами каждой из таких оппид кузнецы имели свои мастерские. Вероятно оттуда население оппид и их окрестностей снабжалось необходимыми изделиями. Богатство этих оппид свидетельствует о том, что ремесленники, а среди них и кузнецы, были сравнительно зажиточным слоем населения. Однако прямые доказательства этого отсутствуют. В Галлии кельты не имели никаких политических прав и были в положении, равносильном рабству, так как они полностью зависели от воинов. Хотя возможно, что оружейники благодаря своему ремеслу не были в таком рабском положении, как остальные. О значении их ремесла свидетельствует и то, что свои изделия, главным образом мечи, они снабжали оригинальными знаками на клинках. Что обозначали эти знаки — имя изготовителя или лишь символ, который должен был дать владельцу магическую силу, — не установлено.*
Доказана не только суеверность кельтов, но и определенное отношение населения к кузнецам, которые в связи с таинственностью своего ремесла и общения с огнем долго почитались как знатоки в области магии и поэтому как люди, особенно подходящие для освящения оружия, а также для толкования подобного рода обрядов. Когда в конце латенского периода целые крупные области кельтских земель попали под владычество римлян, развитое кельтское кузнечное искусство могло в полной мере оказать влияние на остальные зарождающиеся европейские нации и таким образом надолго оставить в Европе наследие и традиции, способствовавшие дальнейшему прогрессу в последующие эпохи.
_________________________________
* В Берне был найден меч, в знаке которого
удалось распознать греческую надпись КОРИСИОС.
Независимо от различных толкований смысла этой надписи
она бесспорно доказывает определенную связь
между латенской и греческой культурами.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

ЗАДАТЬ НАМ ВОПРОС ИЛИ ОСТАВИТЬ ЗАЯВКУ



Укажите номер

понравившейся работы